ПАНДЕМИЯ COVID-19 – «ЧЕРНЫЙ ЛЕБЕДЬ» БИЗНЕС-РИСКОВ



ПАНДЕМИЯ COVID-19 – «ЧЕРНЫЙ ЛЕБЕДЬ» БИЗНЕС-РИСКОВ
#PRO БИЗНЕС | ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ 

Андрей Суворов, руководитель Suvorov.Legal

Один из главных признаков предпринимательской деятельности – это риск. До недавнего времени по масштабу бизнеса можно было определить ключевые факторы предпринимательского риска, которые могли привести к уменьшению прибыли и увеличению расходов.

В России базовыми факторами риска принято считать:

▶ Санкционные риски, включая ограничение доступа к рынку заимствований, а также запрет на покупку технологий и оборудования.

▶ Риски рыночной конъюнктуры, включая вероятность усиления конкуренции, насыщения рынка и падения спроса.

▶ Законодательные риски, включая неопределенность перспектив возможных изменений налогового права.

▶ Риски снижения экономического роста, включая неудовлетворительные результаты проводимых экономических реформ и военных конфликтов, а также снижение политической стабильности.

Пандемия – новый вид бизнес-рисков

До Covid-19 ни одна из причин, влияющих на усиление того или иного фактора, не относилась к источнику мирового экономического кризиса. На фоне скорости, масштаба и последствий распространения пандемии в 2020 году мировые экономические кризисы 1929 и 2008 годов выглядят не так глобально, да и коснулись только отдельных стран и регионов.

Опыт противодействия завершенным локально-мировым кризисам, к сожалению, не позволил странам-лидерам мировой экономики без последствий преодолеть текущий упадок. Не оправились и международные компании, несмотря на их внушительную историю. Более того, на данный момент многие компании не готовы раскрывать суть своих действий в сложившейся ситуации из-за большой неопределенности.

Мировые правительства пошли на прецедентные меры, в частности, предоставление гарантий и прямой помощи малому и среднему бизнесу, а также финансовой помощи населению для поддержания покупательского спроса.

Меры, предпринятые в России

По данным мониторинга «Мнение малого и среднего бизнеса в России о мерах государственной поддержки в период эпидемии коронавируса», в период майской самоизоляции 2020 года1:

53% компаний охарактеризовали свое положение как «кризис».

Более 60% оценили шанс выживания ниже 50%.

55% компаний отметили, что спрос сократился на 50%.

Ключевые трудности — невозможность платить заработную плату (52,4%), аренду и налог на имущество (42,8%).

Большинство компаний не сократили сотрудников, но снизили ФОТ (60,88%) и отправили сотрудников в отпуск за свой счет (57,6%).

От пандемии пострадали предприятия, относящиеся к 161 кодам ОКВЭД, при это самыми доступными и, соответственно, востребованными оказались следующие меры поддержки:

  • освобождение и отсрочка от налогов и страховых взносов;
  • прямые субсидии в размере МРОТ;
  • перенос сроков сдачи налоговой отчетности;
  • снижение размера страховых взносов.

Страхование пандемических рисков

Закон не позволяет застраховаться от пандемических рисков, но существует возможность застраховать договорные отношения от ряда страховых событий на предмет возмещения убытков.

Единственный минус подобной страховой конструкции – ограничения, так как страховая сумма лимитирована ценой соответствующей сделки, применительно к которой контрагент страхователя оказался ненадежным.

Решения по защите прав бизнеса

Снижение расходов по длящимся затратным договорам (в том числе по трудовым), реструктуризация или их расторжение на условиях экономической целесообразности – первостепенная задача предпринимателя в условиях уменьшения прибыли в период пандемии.

Государственные ограничительные меры поставили перед бизнесом новые вызовы и потребовали законодательных разъяснений по договорным и судебным вопросам.

Президент, Правительство и Верховный суд Российской Федерации задали правовые рамки для разрешения споров в текущих условиях. В частности, разъяснено:

▶ Распространение коронавирусной инфекции не является универсальным обстоятельством непреодолимой силы (ст. 401 ГК РФ), несмотря на указы мэра г. Москва от 14.03.2020 №20-УМ и акты руководителей иных субъектов РФ, где распространение коронавирусной инфекции рассматривается как обстоятельство непреодолимой силы.

▶ Невозможность исполнения обязательств, в том числе из-за отсутствия денег, не может являться форс-мажором, пока не будет установлено, что причинами послужили установленные ограничительные меры, в том числе и региональные. При этом, если будет установлено, что нарушение обязательства не связано с пандемией, должник будет нести ответственность за нарушение обязательства в полном объеме.

▶ Нерабочие дни не являются основанием для неисполнения или переноса обязательств, за исключением договоров, по которым действуют отдельные постановления по отсрочке, и иных послаблений (постановление Правительства от 3 апреля 2020 г. № 439 «Об установлении требований к условиям и срокам отсрочки уплаты арендной платы по договорам аренды недвижимого имущества») и с учетом отдельных указов, как в случае с трудовыми отношениями (Указ Президента от 25 марта 2020 года № 206 «Об объявлении в Российской Федерации нерабочих дней»).

Пандемия раскрыла пробелы в законодательстве, которые Законодателю предстоит дополнить и укрепить, а незначительные противоречия правовой базы, принятой при обстоятельствах правовой неопределенности в период начала пандемии, не ограничивают предпринимателя выбрать удобную модель поведения.

Подводя итоги, можно утверждать, что пандемические риски – это современная реальность, которую нужно не только учитывать, но и в отдельных случаях на нее рассчитывать при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.