КАК COVID ИЗМЕНИТ МИР



КАК COVID ИЗМЕНИТ МИР
#МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА 
Каким будет мир после завершения пандемии коронавируса? Этим вопросом многие социологи, политологи, экономисты и даже философы задаются уже сейчас. Версии полярны. Очевидно только одно: он сильно изменится, как неоднократно случалось после войн, революций, природных и социальных катаклизмов. Один из возможных сценариев развития событий – в нашей статье.

ЭКОНОМИКА: РЕЦЕССИЯ И ЦИФРОВИЗАЦИЯ

Пандемия коронавируса способна кардинально перестроить мировую экономическую систему, изменить большинство экономических связей и отношений. Модель, характерная для 2000-х и 2010-х годов, в которой драйвером развития было потребление, как на глобальном, так и на локальном уровнях, исчезнет навсегда. Перемены будут весьма болезненными и их последствия скажутся как на всей мировой экономике в целом, так и на отдельных регионах и странах.

Основным последствием станет серьезный спад мировой экономики. Экономисты даже говорят о начале новой Великой депрессии, гораздо хуже той, которая была в 1929-1933 годах в США. Организация экономического сотрудничества и развития прогнозирует снижение мирового ВВП на 0.5% по сравнению с предыдущим годом. Несколько другую позицию занимают в Международном валютном фонде. Там говорят о небывалой рецессии и даже возможной полной остановке мировой экономики. «Мы никогда в истории МВФ не видели, чтобы мировая экономика остановилась, — сказала глава МВФ Кристаллина Георгиева. — Мы в рецессии, она намного хуже, чем глобальный экономический кризис». По самым оптимистичным прогнозам, после завершения пандемии ситуация будет хуже, чем во время кризиса 2008–2009 годов, мировой ВВП может сократиться на 1%. А в самом плохом случае экономика может вообще прекратить рост.

Соответственно, примерно понятно, какая ситуация будет складываться в странах. По некоторым данным в США ожидается снижение ВВП на 8%. В Китае эти цифры еще больше: там ожидается падение ВВП на 10% или даже 20%. Россию же ожидает «кризисный» вариант с вялотекущей двухлетней рецессией.

Произойдет перестройка ряда глобальных рынков, прежде всего топливно-энергетического. По всей видимости, отраслевые объединения вроде ОПЕК, утратят свое значение, центр принятия решений сместится в Европу, США и Китай. Эти страны, сильнее всего пострадавшие от пандемии, примут масштабные программы по восстановлению экономики, и для этого им потребуются колоссальные энергоресурсы.

Из-за разрушения транспортных и производственных связей усилится регионализация мировой экономики. Здесь будут переформатированы цепочки производства и сбыта. Начнется процесс образования новых экономических зон, которые будут более тщательно выстраивать производственные отношения. Многие из них задумаются о производстве комплектующих у себя дома или в близлежащих странах, вместо того чтобы импортировать их откуда-то. Яркий пример — защитные маски, производство которых многие страны размещали преимущественно в Китае. Япония уже выделила на перенос производств из Китая 2.2. млрд. долларов США. Если подобные действия примут массовый характер, то это положит конец глобализации в ее нынешнем варианте.

С уверенностью можно говорить и о том, что изменится соотношение между отраслями экономики, многим из них будет нанесен сильный удар, от которого они либо не оправятся, либо очень долго будут восстанавливаться. Среди пострадавших уже оказались гостиничный бизнес, сфера бытового обслуживания, досуг, промышленность, ТЭК, логистика, перевозки, туристический бизнес. Так, по некоторым данным, падение мирового туристического рынка составит от 1 до 3%. В денежном выражении это 2,1 трлн. долларов, с сокращением рабочих мест на 50%. В то же время, сильный толчок к развитию получили отрасли, связанные с интернетом и сферой коммуникаций в целом. Это службы доставки, электронные торговля и коммерция, киберспорт, виртуальная реальность, дистанционное образование, удаленная работа, фармацевтика и медицина и многие другие. Ожидается, например, что доля дистанционного сегмента в высшем образовании к 2021 г. вырастет с 4 до 9%.

Развитие коммуникационных отраслей дало толчок цифровизации, который, в свою очередь, приведет к появлению целых сегментов «бесконтактной» экономики. Все больше этапов производства будут происходить без участия человека.

Произойдет перестройка ряда глобальных рынков, прежде всего топливно-энергетического. По всей видимости, отраслевые объединения вроде ОПЕК, утратят свое значение, центр принятия решений сместится в Европу, США и Китай.

ПОЛИТИКА ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ

 Перемены затронут и политическую сферу общества, как на глобальном, так и на локальном уровне. Коронавирус показал неадекватность существующей системы международных отношений и необходимость создания новой, более реалистичной модели мирового порядка.

Резко уменьшится роль ведущих мировых институтов вроде ООН и ее отдельных органов — Совета безопасности, Генеральной ассамблеи и т.д. Причина в том, что они продемонстрировали свою неспособность к слаженным и решительным действиям против пандемии. Возможно, будет проведена их реформа, о необходимости которой уже давно говорят. Параллельно, начнется формирование новых центров силы и возникновение многополярного мира. В первую очередь, такими центрами станут Китай, Соединенные Штаты Америки, Российская Федерация. Евросоюз, продемонстрировавший слабость и раскол в своих рядах, значительно потеряет свой мировой вес. С другой стороны, в мире появится больше так называемых failed states — несостоявшихся государств. Такие страны, оказавшись один на один с последствиями пандемии, будут испытывать трудности с экономическим восстановлением и попадут на грань коллапса.

В ряде стран, где власти наименее успешно боролись с болезнью, свои позиции укрепят правые партии и популисты. Это, например, Италия, Франция, Германия, Испания, Польша.

Ожидается и усиление сторонников сепаратизма и изоляционизма, требующих закрывать границы и ограничивать приток людей и капиталов при малейшем чихе с противоположной стороны. В Соединенных Штатах укрепятся позиции националистов-антиглобалистов Трампа, что с большей долей вероятности может обеспечить действующему президенту еще более уверенное переизбрание в ноябре.

Ожидается и усиление сторонников сепаратизма и изоляционизма, требующих закрывать границы и ограничивать приток людей и капиталов при малейшем чихе с противоположной стороны.

На уровне отдельных стран произойдет увеличение форм дистанционного участия в политике. Государство будет вынуждено расширять практики онлайн-голосования, заседаний, встреч и других форм. Так, эксперимент по электронному голосованию в Москве, проводившийся на прошлогодних выборах в Московскую Городскую Думу, уже в 2020-2021 годах может быть распространен на выборы всех уровней в РФ. Будут применяться и другие инструменты взаимодействия. «Программы и боты, управляемые несложными формами искусственного интеллекта, сегодня заняты не только мониторингом и аналитикой, но и формируют коммуникационные потоки. Совсем скоро они начнут проводить акции мобилизации и избирательные кампании. Участие людей в них сведется к минимуму. Соответственно, поменяются и механизмы управления социумом», — пишет политолог Алексей Чеснаков.

В политической борьбе все большее распространение получат фейковые новости и открытая дезинформация, широчайшее использование которых мы видели во время пандемии. В совокупности все это станет источниками для нескончаемых спекуляций и недобросовестной пропаганды. Пышным цветом расцветут теории заговора — все непонятное будет объявляться продуктом неких секретных лабораторий или дьявольским планом могущественных темных сил, обитающих то ли в Вашингтоне, то ли в Пекине, то ли в Иерусалиме, или даже в Москве. Спрос на разнообразные «страшилки», в свою очередь, стимулирует предложение — все фейки с готовностью будут расхватываться обывателями наряду с продуктами и гаджетами в магазинах.

Права и свободы людей могут быть ограничены, главным образом, из-за использования технологий контроля над гражданами, применявшихся во время пандемии. Хотя чиновники и говорят о том, что они будут свернуты после завершения кризиса, полной уверенности в этом нет. По мнению члена Экспертного совета при Комитете Госдумы по инфополитике, ИТ и связи Артема Козлюка, риски «получить нарушение тайны связи, введение полномасштабной цензуры, ограничение прав на передвижение и нарушения прав на тайну личной жизни» все равно есть, поскольку кроме политических это может принести и немалые коммерческие выгоды.

ЧТО БУДЕТ С СОЦИАЛЬНЫМИ ОТНОШЕНИЯМИ

Мир ждет и глобальная социальная трансформация. Среди социологов и политологов сформировалось устойчивое мнение о том, что в ближайшем будущем останутся только богатые и бедные, классовое расслоение усилится. «Самое значимое в этой грядущей глобальной социальной трансформации заключается в том, что она окончательно уничтожит средний класс. Он и так уже постепенно исчезал в нынешнюю эпоху, и коронавирус просто ускорил этот процесс до предела”, — пишет профессор Нью-Йоркского университета Борис Гройс. Искусственная поддержка среднего класса в виде кредитов, грантов, надувания финансовых пузырей и креативной экономики из-за экономического спада заканчивается, а значит, и сам он прекращает свое существование.

Будет серьезно переформатирован рынок труда. Здесь речь идет о резком расширении сферы удаленной занятости. По данным Международной организации труда и Европейского фонда по улучшению условий жизни и труда, в течение последних лет в Европе доля людей, работающих удаленно, выросла до 17%, а в Японии и США достигла уже почти 40% от всех работающих. В большинстве случаев такие сотрудники занимают позиции менеджеров или специалистов. После пандемии, эта тенденция будет расти и скоро станет реальностью для многих десятков и сотен миллионов человек. Массовый переход на удаленную работу приведет к резкому сокращению расходов на аренду офисного помещения, обслуживающий персонал вроде секретарей, водителей и охранников. Придется менять и существующую вертикальную иерархию в компаниях на структуру облачного типа. Это приведет к серьезному упрощению бизнес-процессов и перенесет акцент с контроля над поведением сотрудников на результаты их труда.

По данным Международной организации труда и Европейского фонда по улучшению условий жизни и труда, в течение последних лет в Европе доля людей, работающих удаленно, выросла до 17%, а в Японии и США достигла уже почти 40% от всех работающих. 

Обратной стороной этого процесса станет резкий рост безработицы. В результате во многих странах может быть сформирована модель гарантированного дохода. Она уже принята в Испании, где получателями помощи могут стать 850 тыс. семей.

По словам министра по экономическим вопросам и цифровым преобразованиям Испании Надии Кальвиньо, во время пандемии эта мера очень помогла обедневшим семьям, поэтому задача правительства заключаются в том, чтобы безусловный базовый доход стал не временным явлениям, а чем-то, что «останется навсегда, станет структурным инструментом».

Еще одним последствием пандемии станет усиление взаимодействия государства и общества. Общество будет вовлекать государство в социальные и коммерческие проекты, помогать в осуществлении планов по повышению уровня жизни населения. Государство, в свою очередь, расширит сферу своего влияния. В частности, это коснется медицины, где власть возьмет на себя намного большую ответственность за жизнь и здоровье граждан, чем раньше.