ПЕРЕМЕНЫ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ



ПЕРЕМЕНЫ ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ
#PROМАРКЕТИНГ 

Полина Правда

Три месяца самоизоляции стали абсолютно новым явлением для большинства людей в мире. Делать окончательные выводы о том, как пандемия повлияла на процессы в экономике, промышленности, культуре, социальной жизни, еще рано. Ведь сейчас в ряде стран вирус продолжает набирать обороты.

В отдельных регионах России заболеваемость растет, и многие с опасением ждут второй волны и последующих ограничений. Тем не менее, уже сейчас можно и нужно сфокусироваться, подвести промежуточные итоги, чтобы понять, как и куда двигаться дальше. Предпринимателям это особенно важно: выдвинуть  предположения о новых потребительских предпочтениях, прощупать актуальные маркетинговые подходы. Всё это поможет выстроить работу дальше не на голой интуиции, а на анализе и относительно твердых данных.

Итак, вот несколько опорных точек, которые позволят оттолкнуться в своей аналитической работе.

Во-первых, самоизоляция показала, что есть вещи, товары, услуги, которые необходимы людям только при условии активной социальной жизни. Индустрия красота пала одной из первых. Культ молодости, здоровья, сияющей кожи и ухоженных ногтей и волос пошатнулся. Оказалось, что он имеет значение только в контактах с обществом. Конечно, бьюти-сфера восстановится, но развитие ее вряд ли сможет похвастаться столь же высокими темпами, что и до пандемии.

После окончания карантина салоны красоты заработали в полную силу, но поток клиентов снизился. Далеко не все поспешили привести себя в порядок с помощью мастеров. И это прямой эффект самоизоляции. Актуальность услуг пострадала, и за клиентов придется бороться сильнее, чем хотелось бы.

Аналогично чувствуют себя и другие сферы, ориентированные на создание имиджа, в частности, фешн-ритейл. Производство одежды, обуви, аксессуаров снизилось вслед за снижением спроса. Безусловно, часть клиентов перетекла в онлайн. Но потребление сократилось. Офис сменился на диван, и потребность в новых рубашках, платьях и туфлях отпала сама собой.

Единственным исключением стала детская одежда, которая выстояла на фоне общего падения. В остальном люди по сей день с оглядкой покупают обувь и одежду. Наиболее пострадал люксовый сегмент и изделия из драгоценных металлов.

С полным восстановлением нашей социальной жизни эти сферы непременно укрепят свои позиции. Но сейчас основная задача всех предпринимателей, испытавших наиболее сильное снижение спроса, максимально трансформировать продукт под новые запросы клиентов.

Есть и положительная сторона кризиса. Высвободились арендные площади. И это возможность найти места с более выгодным расположением, проходимостью, а также по лучшей цене.

Вторая важная тенденция – возросший спрос на онлайн-работу и онлайн-обучение. Если раньше самым существенным плюсом дистанционных курсов была сравнительно низкая цена, то сейчас потребители оценили экономию драгоценного времени.

Сдались даже самые ярые приверженцы традиционного формата ведения бизнеса, считавшие, что все важные вопросы можно и нужно обсуждать исключительно в очном формате. Пандемия доказала обратное. И сопротивление, которое выражали большинство удаленщиков, быстро трансформировалось в выгоды для них же.

Даже когда онлайн-форматы перестанут быть вынужденной формой, потребность в них останется.

К примеру, весь консалтинговый бизнес в будущем может полностью сместиться в онлайн формат.

Встречи с коучами, менторами, психологами и даже консультации врачей легко перенести в интернет даже без использования сложных и затратных платформ для дистанционной работы. Это не только экономит время обеих сторон, но и снижает затраты на ведение бизнеса, например, сокращает или полностью убирает арендные платежи.

Весь консалтинговый бизнес в будущем может полностью сместиться в онлайн формат. Встречи с коучами, менторами, психологами и даже консультации врачей легко перенести в интернет даже без использования сложных и затратных платформ для дистанционной работы.

Что же произойдет, если консалтинг и образование преимущественно сместятся в онлайн?

В первую очередь, учтем, что основной спрос на такие услуги всегда концентрировался в крупных городах и там же базировались консалтинговые компании.

В случае глобального изменения рынка, регионы, небольшие города и даже маленькие населенные пункты будут более успешно конкурировать со столичными консалтинговыми компаниями.  Это повлечет серьезный демпинг цен, от которого выиграют потребители.

Если раньше на цену услуг влияло расположение офиса, оснащенность, дизайн помещения, то сейчас «мишура» начинает растворяться. Ценность продукту будет давать только качество самой услуги и уровень профессионализма поставщиков услуг.

И не будем испытывать иллюзии по поводу уровня компетенций жителей крупных городов. Многие консалтинговые компании уже давно  сами пользуются услугами региональных консультантов.

Приведу в пример реальный случай. Юридическая фирма в Москве поручала подготовку договора юристу из Ивановской области. Тот выполнял услугу за 2000 рублей. Затем фирма продавала договор предпринимателю из столицы за 50 000 рублей.

Лояльность к онлайну открывает новые возможности для всех региональных консалтинговых компаний. Безусловно, в продвижении через интернет есть свои сложности, но экспертный бизнес очень хорошо подается через личный бренд. Поэтому важно уделять внимание своим социальным сетям. При желании создать на их базе ядро клиентов можно с небольшими бюджетами.

А вот столичным консалтинговым компаниям надо менять стратегию и работать над стремительным снижением стоимости услуг и прилагать большие усилия для сохранения лояльности клиентов.

Многие предприниматели до сих пор не в полной мере осознают сегодняшнюю ситуацию. Это дает преимущество тем, кто трезво оценивает реальность и видит, хоть и туманные, но все же перспективы. Пандемии удалось затащить в онлайн огромную аудиторию. В том числе, консервативное поколение 40 плюс, которое является платежеспособной аудиторией.

Стерлись границы и расстояния, это меняет маркетинговый подход к сегментированию целевой аудитории, как минимум консалтинговых компаний. Графа «география или регион», может смело переименовываться на «язык клиента».