БЕСПИЛОТНЫЙ ТРАНСПОРТ – ЭТО РЕВОЛЮЦИЯ



БЕСПИЛОТНЫЙ  ТРАНСПОРТ –  ЭТО РЕВОЛЮЦИЯ

Антон Попов

Cognitive Technologies – одна из ведущих российских компаний в сфере высоких технологий, разработчик искусственного интеллекта для беспилотного транспорта, работающий с известными мировыми автопроизводителями. Также компания известна по публикациям в отраслевых журналах, например, Autonomous Vehicle Technology (США). «Бизнес-журнал. Кузбасс» поговорил с вице-президентом Cognitive Technologies по корпоративному развитию Альфией Каюмовой.

Ваша компания сегодня, наверное, одна из немногих в России, которая широко известна в своей отрасли в мировом масштабе. И сама отрасль – одна из самых интересных и актуальных сегодня, как беспилотный транспорт в целом, так и сопряженное с этим развитие искусственного интеллекта. Я слышал, что недавно Cognitive достигла значимого успеха в своей сфере, подписав некий крупный контракт.

Развитием этого направления – искусственного интеллекта, беспилотного транспорта – Cognitive занимается еще с 1993 года. Что касается последнего громкого объявления – да, это контракт с компанией Hyundai, крупнейшим и известным южнокорейским автоконцерном. На самом деле контракт был объемный, продолжался больше года, сейчас он благополучно завершен, и довольный клиент разрешил нам о нем рассказать. Мы поставляли им наши решения в области сенсорных систем. В рамках контрактов мы последовательно прошли несколько тестов, продемонстрировав высокий уровень детекции, причем мы проявили гибкость и оперативно реагировали на изменения в задании. Все-таки задача комплексная, корректировки по ходу неизбежны, и наша готовность их осуществлять, не требуя переоформления документов, очень понравилась заказчику. Наши отношения продолжаются.

Также доводилось слышать, что Cognitive развивает в России ряд масштабных проектов в агропромышленном секторе. Можете ли Вы рассказать немного об этом?

Вообще, надо сказать, что агротранспорт и все, что связано с сельским хозяйством, – одна из любимых тем компании. Комбайны чем-то похожи на космические корабли. Это большие и сложные машины, они выполняют много разных задач.

В этой области есть несколько проблем, которые и решают наши агродроиды. Во-первых, это потери, которые возникают на каждом этапе от посевной до уборки урожая. Если сложить их все вместе, получаются весьма заметные цифры. Во-вторых, это нехватка персонала. Здесь все, конечно, зависит от региона. Есть регионы богатые, которые не испытывают такого дефицита, а есть такие, для которых проблема стоит очень реально. Причем она бывает двоякой – как нехватка людей вообще, так и нехватка квалифицированных работников, что может быть не так заметно сразу, но результаты, в общем-то, дает схожие. Понимаете, водителя самосвала в принципе можно быстро обучить каким-то минимальным навыкам обращения с комбайном, но настоящим комбайнером он от этого не станет. Точность будет хромать, потери будут очень заметными. Вот здесь в дело и вступают наши агродроиды, которые помогают существенно уменьшить и риски, и потери.

Знаете, вот для меня очень важна реакция этих людей, комбайнеров. Через некоторое время они понимают, что беспилотная техника их вовсе не списывает. Бояться, на самом деле, нечего, искусственный интеллект им не враг. Машина не умеет выполнять некоторые задачи. Например, убирать камни, другие препятствия. Поэтому человек нужен. Комбайнеры ощущают себя востребованной и уважаемой профессией, ведь они делают то, что не могло быть сделано без них. И за это они благодарны.

О Cognitive Technologies говорят также в связи с развитием городского общественного транспорта – в частности, речь идет о беспилотных трамваях в Москве.

Наша компания работает со всеми видами наземного транспорта. Не могли обойти и рельсовый, разумеется. Здесь немало своих проблем и своей специфики. Возьмем, к примеру, современный трамвай последней модели. Он в длину 27 метров, трехсекционный. На повороте машинист не всегда видит, что происходит с хвостом состава, чисто физически. Поэтому беспилотные системы здесь имеют большое будущее. Казалось бы, движение ограничено рельсами. Но здесь особенно важными становятся сенсорные системы: ведь окружающее-то движение не имеет подобных ограничений и его надо учитывать, а для этого его необходимо видеть. А что вы скажете о перекрестке, например?

Конечно, многое зависит от региона. Движение отличается, да и правила могут иметь особенности. Например, дорожное движение в Китае отличается тем, что там трамвайные пути по правилам выделены и огорожены, такой вещи, как перекресток, на котором взаимодействуют разные виды транспорта, в принципе нет. Но у нас-то они есть, поэтому везде необходимо учитывать свою специфику.
Кстати, в конце года результаты нашей работы можно будет опробовать на себе – я приглашаю вас и всех интересующихся прокатиться на первом беспилотном трамвае в Москве.

Что Вы вообще думаете о перспективах беспилотного транспорта в России и в мире в целом?

Вообще, мы настроены очень позитивно. Наша компания проводила социологические опросы, чтобы выявить, как публика в разных странах относится к перспективе появления беспилотного транспорта на улицах. Результаты очень заметно отличались географически. В Европе реакция была скорее негативной – люди там явно консервативнее. В Америке (не только в США, но и в Латинской, к примеру, вообще в Новом Свете) реакция была преимущественно положительной.

Видимо, там публика больше открыта ко всему новому. Но вы знаете, совсем недавно мы снова провели такое исследование. И оно показало очень заметную положительную динамику. Число людей, положительно относящихся к беспилотному транспорту, растет, причем во всем мире.

Вообще, если говорить о транспорте будущего, то его общая концепция описывается английской аббревиатурой CASE. C – connectivity, повышение связности, транспортной доступности, A – autonomous driving, беспилотность. S – shared, совместное использование, это очень заметная тенденция сейчас, уменьшается число автомобилей в частном владении, увеличивается интенсивность пользования различными общественными сервисами, это очень заметный социальный тренд сегодня. И наконец, E – electro. Тенденция к вытеснению двигателей внутреннего сгорания электрическими, или хотя бы гибридными, стала уже общепризнанной реальностью. Стоит упомянуть хотя бы череду соответствую­щих законов, принятых во многих автопроизводящих странах. Сейчас такой проект обсуждается, к примеру, в том же Китае.

В мировом масштабе смертность на дорогах сегодня – 1,25 млн человек в год. Конечно, беспилотные автомобили не решат проблемы на 100%, но они позволят радикально сократить эту цифру.

Является ли это новой страницей в истории транспорта?

Бесспорно. На мой взгляд, исторически это можно сравнить с переходом от двуколки к первым автомобилям – это чтобы понять масштаб происходящего.

Как Вы оцениваете влияние происходящего на развитие человеческой цивилизации вообще?

Влияние настолько огромное, что сейчас его даже сложно оценить. Транспорт – это такая сфера, которая влияет на все: от устройства общества в целом до образа жизни отдельного человека. Если говорить о последнем: как вы думаете, например, сколько времени освободится у каждого из нас, если нам не нужно будет управлять автомобилем? Ведь то время, которое сейчас человек проводит за рулем, он сможет занять чем-то другим. Другими делами, работой, сможет почитать, посмотреть кино, даже просто поспать. Не знаете? Мы как-то раз ради любопытства посчитали. Оказалось, в общей сложности, это пара лет жизни. Для каждого. Как вы думаете, каков будет эффект – экономический, культурный, да какой угодно? Колоссальный, это ясно.

А ведь еще есть такая вещь, как снижение давления на дорожную инфраструктуру и, вообще, напряженности дорожного движения. Ведь если подумать, огромную роль в образовании тех же пробок играет человеческий фактор – неспособность разных участников движения согласовать свои действия. А смертность на дорогах? В мировом масштабе сегодня это 1,25 млн человек в год. Конечно, беспилотные автомобили не решат проблемы на 100%, но они позволят радикально сократить эту цифру. В совокупности с другими факторами это действительно полноценная революция, которая высвободит огромные ресурсы человечества.

Сейчас часто говорят о страхах перед искусственным интеллектом, опасениях, которые внушает так называемая сингулярность, что это конец человечества вообще. Подозреваю, что иногда люди просто пиарятся на этой теме. Что об этом думаете Вы?

Это вполне естественная реакция. Человеку свойственно бояться нового. Это биология. Но ему также свойственно быстро учиться этим новым пользоваться, и очень скоро он уже не представляет, как он раньше без него жил. Вспомните, какими страхами сопровождалось появление каждой значительной технической новинки – сначала железной дороги, потом электричества. Но у нас сейчас эти страхи вызывают лишь смех. Процент людей, испытывающих страх, снижается – это тенденция явная. Я в этом живу и вижу вокруг позитивное отношение. А для того, чтобы оно торжествовало быстрее, чтобы помочь людям избавиться от страхов, конечно, надо вести ту же просветительскую деятельность.